maxilla_k (maxilla_k) wrote,
maxilla_k
maxilla_k

Categories:
  • Location:
  • Music:

Финляндия, февраль 2006, часть 4 (окончание).

Часть 3 здесь: http://maxilla-k.livejournal.com/13984.html

Вот уже два часа мы безрезультатно пытались въехать в центральную часть города Куопио. Хотя начиналось все очень многообещающе. Мы заехали в гипермаркет на окраине, где довольно быстро отыскали бюро путешествий, в котором мы разжились картами и путеводителем по городу (даже на русском языке). Мы спросили у девушки, как нам заехать в город и где найти стоянку подешевле. Она охотно объяснила нам все на хорошем английском. Следовало ехать по ККАДу (окружной дороге), пока мы не увидим табличку “Kuopio E”, а затем повернуть в город. Казалось бы, чего проще?! Но вот уже 2 часа мы барражировали от таблички “Kuopio E” к табличке “Kuopio  S” и обратно, а никакого поворота в город мы так найти и не могли.  Пробовали и так, и эдак, но в результате, как в лабиринте, все равно оказывались на том же самом месте. Как мы выбрались из этого лабиринта, я уж и не вспомню. Как-то так само получилось, но нервов и матерных заклинаний было потрачено с избытком. Худо-бедно мы отыскали рыночную площадь, под которой и находилась довольно бюджетная автостоянка (1 евро в час). 

Действующие лица и краткие характеристики (напоминание):

 

1)       Фастер – счастливый водитель полноприводного автомобиля Субару и молодожен;

2)       Саша Фастер – молчаливая и мнительная Валькирия, жена Фастера;

3)       Толик – компьютерный гений с ноутбуком (и набором проводов к нему), знаток «Age of Empires» и других компьютерных игр, в душе – Портос;

4)       Ваш покорный слуга – старый брюзга с элементами уклона в романтизм, эпатажный авантюрист и любитель словесной пурги, переходящей в клинический бред, из-за запущенности болезни неизлечим;

5)       Даня – православный адепт и водитель автомобиля Сааб, неизвестной автору модели;

6)       Ирина – «профессиональная» жена, любительница «Гарри Поттера», жена Дани;

7)       Пелтонен – собирательный образ финского обывателя, вне зависимости от половых, рассовых, религиозных и прочих предпочтений;

8)       Тула – особа женского пола, весьма недурна собой и уже этим отличающаяся от мадам Пелтонен;

9)       Йолли – круглоликий финн, отличающийся от Пелтонена (обыкновенного) общительностью и незашоренностью мышления;

10)    Й.В. Снеллман – отец-основатель Финляндии, первооткрыватель периодической таблицы финских химических элементов, чемпион Финляндии по всем зимним видам спорта, а также первый финский космонавт.


С подземной стоянки мы поднялись на рыночную площадь (на выходе вдоволь полюбовались на лежбище местных бомжей) и перед тем, как разделиться на традиционные три группы, решили посетить для начала местную достопримечательность: общественный бесплатный туалет. Я дернул за одну из дверей, дверь оказалась открытой. За дверью стоял Пелтонен. Я извинился и попытался было закрыть дверь. Однако дверь не желала закрываться. Пелтонен, видимо, будучи в состоянии крайнего алкогольного опьянения, всей своей тяжестью навалился на дверь с другой стороны. Восстановить дипломатические отношения между нашими странами и таки закрыть дверь удалось только с помощью Толика. Соседние кабинки на поверку оказались более гостеприимными. Справив нужду, мы отправились гулять по городу.

Цели наших «групп», хоть и были схожими, тем не менее, сильно различались приоритетами. Общим – было найти какие-нибудь занятные сувениры для друзей и знакомых и посмотреть город. Понимая, как трудно будет найти в сувенирных лавках что-нибудь стоящее, я предложил Толику сосредоточиться на осмотре города, во всяком случае, пока светло и еще можно фотографировать. А посему и направление было выбрано мной просто: по солнцу, т.е. практически на восток. Конечно, возможно, и стоило сначала повнимательнее изучить наши карты и путеводители, однако, практика показывает, что «метод тыка» ничуть не уступает, а порой и  значительно превосходит «научный подход» в деле ознакомления с terra incognita. Во-первых, на изучение путеводителей уходит слишком много драгоценного времени, во-вторых, это ведет к неоправданным метаниям по городу в попытках следования намеченной программе. Тогда как, выбрав наугад какое-нибудь направление, уже не надо никуда спешить и можно сосредоточиться на мелких деталях, которые иногда дают гораздо более полное представление о городе и его жителях. Не знаю, убедил ли я вас, но я точно убедил Толика. А это гораздо важнее, ибо вам, хотите вы того или нет, все равно придется плестись вслед за нами.

А мы пока не спеша вышли к центральному Кафедральному собору, где Толик потратил уйму времени и места на флеш-карте своего фотоаппарата, пытаясь добиться каких-то только ему ведомых целей (на мой взгляд, первая его фотография собора ничем не отличалась от последней). О, это проклятие доступных цифровых фотоаппаратов и «туристического мышления»! Как часто люди вместо того, чтобы смотреть и проникаться тем, ЧТО они видят, тратят всю энергию лишь на то, чтобы сфотографировать то, что они видят (мол, потом рассмотрим на фотографии). Но еще хуже, когда их единственной целью является сфотографироваться с чем-либо: я и пирамида Хеопса, я и Римский Колизей… А с фотоаппаратами в мобильных телефонах это приобретает размах какой-то эпидемии, когда люди вообще не смотрят ни на что: подбежал, сфотографировал(ся) - галочку поставил - и побежал дальше. Фотография, друзья мои, имеет смысл только тогда, когда ты (как человек любопытный) потратил достаточно времени на то, чтобы почувствовать, познать то, что ты увидел, а потом (как фотограф) передал это свое чувство в фотографии. Как правило, это очень сложно, потому что человек, в отличие от туриста, обладает гораздо большим спектром чувств (некоторые из которых, возможно, и не ведомы даже самому человеку), чем первичное осязание.  

От Кафедрального собора Куопио просто невозможно пройти мимо парка Снеллмана. Очевидно, Йохан Вильгельм Снеллман (1806 – 1881) очень уважаемый человек в Куопио, ибо его именем, кроме парка, названа также одна из центральных улиц города. Видимо, Снеллман пришел на эти земли задолго до первого Пелтонена. Я даже подозреваю, что он хорошо известен и в России под именем Йохан Палыча, благодаря группе ТАЙМ-АУТ. 



на фото: памятник Й.В. Снеллману

В мае 2006 года город Куопио готовился торжественно отмечать 200-летие этого «вдохновителя общественного самосознания финского народа» с открытием мемориальной доски, народным шествием и торжественным мероприятием, на котором будет освещено «значение деятельности Й.В. Снеллмана для финляндского просвещения и образования» (обе цитаты взяты мной из путеводителя по городу Куопио). Впечатляет? То-то! Ну, у нас времени до мая, увы, нету, поэтому, полюбовавшись на бюст г-на Снеллмана в модной снежной шапке, мы двинулись дальше через парк. Навстречу нам уверенным шагом шел Пелтонен-мутант. Дело в том, что некоторые виды Пелтонена обыкновенного рождаются сразу в лыжах и с палками. Однако, видимо из-за загрязнения окружающей среды и Глобального Потепления, по достижению определенного возраста некоторые особи отбрасывают либо лыжи, либо палки (интересно было бы посмотреть, как они кидают палки). Шедший нам на встречу Пелтонен с ограниченными возможностями, потерял лыжи. Однако, толерантное отношение к подобным особям в обществе позволяло ему гордо вышагивать, перебирая лыжными палками. Я, мысленно назвав его «фуф-лыжником», цинично спрятался за сугроб  и сфотографировал ничего не подозревавшего Пелтонена. 



на фото: фуф-лыжник
 

Когда мы вышли из парка на улицу, мы увидели замечательный вид: там, где кончалась улица, виднелся какой-то водоем, а чуть дальше мельница. Вот именно по направлению к этой мельнице мы и двинулись. Тем не менее, не спеша. Спешить нам было просто некуда. По дороге мы видели сугроб-машину. Я раньше думал, что такое диво можно видеть только на улицах российских городов. Отнюдь! А минут через пять мы уже вышли к водоему, по льду которого катались люди на лыжах, коньках и даже санках. Кстати, определить этот водоем довольно проблематично: дело в том, что, как большинство центрально-финских городов, Куопио стоит на огромном количестве озер, переходящих одно в другое. И вот на побережье, вероятно, одного из таких озер мы и оказались. На причале-пристани стояло несколько кораблей, довольно внушительных размеров, видимо, ожидающих, когда станет теплей, сойдет лед, прилетят перелетные птицы и начнется очередной навигационный сезон. За кораблями на горе на другой стороне города высилась башня Пуйо, на последнем этаже которой, как в Останкинской телебашне, есть вращающийся ресторан. 



на фото: причал и башня Пуйо

По льду замерзшего водоема мы прошли поближе к острову с мельницей. К сожалению, мельница, скорее всего, оказалась музейной, хотя издали она казалась вполне себе действующей. А, может, она просто была закрыта на зиму. Подобраться поближе к ней мешала сухая высокая трава, обильно торчащая прямо из снега с нашей стороны острова.

Дальше идти было некуда, поэтому мы, пройдя по набережной, стали выбирать дорогу поживописнее для пути обратно. И нашли улицу с очень красивым видом на парк Снеллмана и Кафедральный собор на заднем плане. Однако, солнце к тому времени, увы, уже скрылось за облаками. Мы пошли обратно маленькими улочками, уютными парками… 



на фото: улица Куопио

По дороге мы заходили в сувенирные лавки, магазины, супермаркеты, но выбрать так ничего и не смогли. Решили посмотреть на улов наших друзей. Их мы нашли довольно легко на той же рыночной площади. Они тоже нагулялись, но никаких интересных подарков-сувениров они тоже не прикупили.  На безрыбье чета Фастеров предложила посмотреть какую-то сувенирную лавку, которую они посетили, но решили ничего не покупать, ибо тогда все еще надеялись найти что-нибудь поинтереснее. Мне такой маневр показался пустой тратой времени, и я решил остаться на рыночной площади в надежде пофотографировать какие-нибудь интересные типажи. Все говорило за то, что именно рыночная площадь - центр притяжения местной жизни. Чтобы погреться, я заодно зашел посмотреть компакт-диски, но ничего интересного не нашел, кроме бесплатного журнала на финском, целиком посвященному музыке хэви-метал, на выходе из магазина. Хэви-метал для финнов – это то же самое, что шансон или попса для русских. Это моментально становится очевидным, как только прогуляешься по FM-диапазону финского радио. Забегая вперед, скажу, что ребята так ничего и не купили, ибо магазин, в который они ходили, к тому времени уже закрылся. Однако, и я не могу похвастаться какими-либо успехами. Я бродил взад-вперед по рыночной площади, глядя в видоискатель моего Никона, и… за полтора часа практически ни разу не нажал на кнопку спуска.  Зато я заметил странную закономерность: площадь в разные стороны пересекали по нескольку раз одни и те же люди. Создавалось впечатление, что в пятницу вечером они просто не знали, куда приткнуть свои задницы, что они просто слонялись туда-сюда от безделья. Я поделился своими наблюдениями с вернувшимися ребятами. Ремарка Толика, на мой взгляд, оказалась в точку:

- Да поэтому они и слушают без конца свой хэви-метал. Они просто так глушат безысходность своей жизни. Иначе бы они все должны были бы покончить жизнь самоубийством!

Похоже, Толик прав: хорошо нам, мы вот практически прошерстили весь город за один день, а каково здесь прожить всю жизнь?! У входа в подземную стоянку все также копошились два бомжа.  Мда…

А вот, что по этому поводу сказала Саша Фастер:

- Ты просто не понимаешь… Я вот прожила всю жизнь в республике КОМИ, и мне вот все понятно. Ты читал Туве Янссен?

Немногословная Саша Фастер разразилась такой продолжительной речью… Туве Янссен? Мне вспомнились всякие разные Муми Троли и Снусмумрики. Но ничего из этого не сообщало ускорения моей мысли…

Думаю, Саша Фастер имела в виду то же самое, что и Толик, только высказала свою мысль несколько причудливо…

Конечно, к тому времени, что мы вернулись домой в Саарисенте, было уже поздно идти к Туле за ответом. Да и устали мы все после такого дня полного впечатлений. А на утро мы, как и было оговорено, навели порядок в нашем домике, отдали ключи Пелтонену и отправились домой, в Россию. Блин, я так никогда и не узнаю ответа девушки, а вдруг бы она сказала «да»?! Ага, а вдруг бы она действительно сказала «да»?! И чтоб я делал?! Наверное, первым делом научил бы ее правильно произносить свою фамилию… Но что толку теперь рассуждать на эту тему – я все равно никогда не узнаю ее ответа.

На обратном пути мы смотрели фильм «Эффект бабочки» на Толиковом ноутбуке. Уже не так интересно было смотреть по сторонам. Там за окном уже все было понятно. К вечеру, как и было запланировано, мы доехали до границы. На границе я увидел дорожный знак, на который мог бы обратить внимание и на въезде в Финляндию. На знаке на всех языках было написано: Россия. Вот и Veneja есть… Ну почему же мы такие невнимательные-то?!

Как только мы переехали границу, мы остановились у первого же «нашего магазинчика».

- Сколько стоит Кент «четверка»? – спросил я у продавщицы.

- 32 рубля, - ответила она.

32 рубля! 32 РУБЛЯ! Мой бог, в Финляндии любая пачка сигарет стоит не меньше 5 евро. 32 рубля! Я в раю! Я дома! Наконец-то!!! До свидания, Евросоюз!

Я и не сразу обратил внимание на двух женщин, закупающих продукты, чтобы везти их в Финляндию. Было понятно, что они занимаются этим на постоянной основе… Остатки могущественного племени челноков, наводящих ужас на все близлежащие страны Европы и Азии в 90-х годах прошлого века.

- О, девушки, только вы мне можете подсказать, как финны называют Россию?

- Венейа.

- Так и читается?

- Так и читается!

- А почему они так нас называют?

- Да кто их знает…

Ну да, понятно, у них есть заботы и поважнее…

Ночевали мы вповалку на полу квартиры Буша, друга Фастера, в Гатчине. Конечно, мы очень долго не могли найти правильный поворот в Питере, и радушный Буш терпеливо ждал нашего телефонного звонка, чтобы встретить нас на своем стильном «Запорожце» на въезде в Гатчину. Буш – типичный питерский парень, немного не от мира сего, вечно чего-то придумывающий, строящий, конструирующий. Квартира его больше похожа на мастерскую художника: гирлянды на лампах, белый кран батареи центрального отопления на красном фоне, игрушечная мартышка на огромном контрабасе – предметы быта, оформленные под некую незамысловатую художественную идею. Все это, разумеется, сопровождается непременным творческим беспорядком. Я в такой обстановке всегда себя очень хорошо чувствую. Да и вообще здорово, что в наши дни существуют такие замечательные люди, которые способны приютить у себя на ночь такую ораву!  



на фото: дуэт - Буш и мартышка на контрабасе

Ну а вечером следующего дня, оставив Даню и Иру в Твери, мы уже въезжали в Москву. Так и закончилось наше путешествие.  И, несмотря на то, что Финляндия – это первая страна, которая после посещения оставила у меня больше вопросов, чем ответов по причине крайней необщительности местного населения, отдых мне очень понравился.  

Послевкусие (ответы на некоторые вопросы):

Во-первых, издревле северо-западных славян финны называли «вены» или «венды». Отсюда и Венейа, надо думать.

Во-вторых, финны очень долго, аж до второй половины 20, века пытались сохранить свои корни, свой язык, и поэтому не допускали заимствований из других языков. Поэтому и не общительны они, и не понимают всяких разных интернациональных слов, типа «туалет».  Они действительно такие, а не прикидываются вовсе…

Tags: Север, Финляндия, водители, иностранцы, лингвистика, майка-алкоголичка, посты 1 - 300, путешествия, туалет, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments