December 21st, 2008

герд

Русский "Основной инстинкт".

В районе станции метро "Белорусская" (радиальная) меня вчера остановил милиционер. Хм-м, давненько у меня не проверяли документов... С тех пор, как я перестал носить индийскую тюбетейку, которая почему-то сильно раздражала "служителей закона". С чего это вдруг я опять в их глазах стал выглядеть как-то подозрительно? Ах да, взрыв на рынке у метро Пражская. Да-да. Вечно у нас занимаются профилактикой ПОСЛЕ того, как уже все произошло. Вот, видимо, и расставили их по всей Москве с приказом проверять документы. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что проверять документы у Белорусского вокзала - занятие абсолютно глупое и никчемное. Похоже, большие милицейские чины в приступе бессилия опять отдают бесполезные приказы, изображая бурную деятельность. Я привычно показал паспорт из своих рук и продолжил свой путь...
А путь мой лежал в Дом Кино на показ фильма "Домовой". Это второй фильм режиссера Карена Оганесяна. Именно это имя, а вовсе не имена раскрученных, накрученных и перекрученных наших актеров, таких, как Машков, Хабенский, Хаматова, Джигарханян, больше всего привлекло меня в этом фильме. Дело в том, что дебютный фильм Карена Оганесяна под названием "Я остаюсь" в свое время неожиданно произвел на меня сильнейшее впечатление.
Рекламный плакат и синопсис фильма "Домовой" сулил зрителю более-менее заурядненький боевичок со стрельбой и погонями, - жанр, в котором наши режиссеры традиционно не очень сильны. Я бы, скорее всего, на такой фильм не пошел, но имя Карена Оганесяна и его предыдущий фильм оставлял надежду на ту психологичность, которая всегда была фирменным знаком русского кинематографа.
Поначалу зал не сильно обращал внимание на происходящее на экране. Зрители шуршали фантиками от конфет, обменивались друг с другом последними анекдотами и новостями... Рядом со мной девушка самоотверженно писала кому-то sms-ки. Я же, памятуя о роли деталей в "Я остаюсь", внимательно следил за сюжетом. И не зря.
Из синопсиса: Создатели бескомпромиссного блокбастера «Домовой» и автор его романа-прототипа разошлись в своих представлениях о том, чем кончилась эта поразительная история.
Финал остался открытым…

Не думаю, что те, кто невнимательно смотрели развитие сюжета сначала, все до конца поняли. Так или иначе, довольно быстро стало очевидным, что сценаристы Олег Маловичко и Сергей Юдаков не применули черпануть немалую долю вдохновения из фильма 1992 года голландского режиссера Пола Верховена "Основной инстинкт" (кстати, basic по-английски это не только "основной", но и "низменный", и именно так "Низменный инстинкт", я думаю, было бы гораздо правильнее перевести название того знаменитого фильма). Непростые взаимоотношения автора с героем его произведений, - тема вполне узнаваемая. Автора, кстати, которого играет Константин Хабенский, зовут Антон Городецкий. Сцена попытки жесткого секса Антона и Вики (героини Чулпан Хаматовой) очень недвусмысленно вызывает в памяти сцену из того же "Основного инстинкта", когда Ник Керран (Майкл Дуглас) берет сзади Бет Гарнер (Джин Триплхорн). В американском варианте, впрочем, намного больше мощной и необузданной сексуальности, и поэтому, я уверен, мужчины (а может и женщины) до сих пор отлично помнят эту не самую важную для фильма сцену. На этом, пожалуй, костюмчик "Основного инстинкта" авторам становится маловат, и история начинает развиваться по своему лихозакрученному сюжету, который захватывает зрителя целиком. Теперь, даже когда на экране тишина, в зале не слышно ни звука. И так до самого финала-развязки. Домовой (Владимир Машков), пользуясь тем, что никто не знает его в лицо, решает поменяться местами с Антоном Праченко, автором серии романов про Домового, заказного убийцу, которого все считают погибшим. Именно с этой целью, я думаю, он тренируется писать почерком Антона, многократно копируя его автограф в начале фильма. План его прост. Он уже один раз сумел подменить себя другим человеком, когда все подумали, что он упал с крыши дома. Почему бы не воспользоваться этим приемом еще раз с целью легализоваться в законопослушном мире под именем Антона Праченко?! А не получилось это у него потому, что он нарушил свое же главное правило: не испытывать никаких чувств к жертве. Ибо писатель, особенно хороший писатель, воздействует в первую очередь на чувства. Видимо, через текст своего нового романа Антон смог зацепить какие-то глубоко запрятанные чувства Домового. Погиб ли сам Домовой, - не знаю. Во всяком случае, не расслабляйтесь, - аккуратность еще никому не мешала!
Фильм сильно отличается от "Я остаюсь", но, безусловно, он получился. Фильм и умный, и развлекательный, - он вполне мог бы претендовать на хорошие кассовые сборы. Но сегодня, чуть более месяца спустя после премьеры, фильм идет всего в одном кинотеатре в Москве. А на всех основных экранах идут "Любовь-морковь 2" да "День, когда Земля остановилась" (с Кину Ривзом). Ну, и чего тогда, спрашивается, удивляться тому, в каком состоянии находится наше кино?! Не знаю, может, я какой-то ненормальный, ну неинтересны мне "Кванты милосердия", "Враги государства" и прочая шняга. А вот за творчеством Карена Оганесяна я теперь буду обязательно следить. Его имя для меня уже является своебразным гарантом качества.