December 30th, 2008

герд

Главный фильм нового года.

Посмотрел сегодня с утра фильм Валерия Тодоровского "Стиляги" (утром, как известно, билеты дешевле), и ничуть об этом не пожалел. Фильм очень милый, хоть совсем и ни про каких не стиляг. Недаром вся музыка, использованная в фильме, родом вовсе не из середины 50-х годов прошлого века, заявленного времени действия фильма, а из родных, фактически, 90-х: Майк Науменко, Кино, ЧайФ, Ноль, Наутилус Помпилиус, Колибри ну и, конечно, "Браво". Джаза, как такового, в фильме нет вообще. Т.е. фильм получился этаким взглядом режиссера, который естесственно не застал уже стиляг по возрасту, на поколение отцов и старших братьев со всеми вытекающими отсюда нелепостями и фактологическими ошибками. Однако, в отличие от ТВ сериала "Синие ночи", желания ловить их особо не возникает. Фильм захватывает зрителя целиком, и необходимости развлекать себя какими-либо побочными занятиями на протяжении всего фильма не возникает. Ибо, еще раз повторю, фильм НЕ ПРО СТИЛЯГ. Поэтому, так или иначе, самой большой опасностью, на мой взгляд, было бы позволить зрителям проассоциировать стиляг середины 50-х годов с нынешними "новыми русскими". Казалось бы, внешне между ними много общего: и те, и другие много тусят по кабакам, ярко одеваются и напоказ "красиво живут". Однако, надо понимать, что стиляги своим внешним видом по-бунтарски протестовали и бросали вызов серой советской реальности (кстати, этот контраст замечательно показан в фильме, когда Мэлс в своем новом цветном прикиде идет по улице, и, создается полное впечатление его цветовой чужеродности всему кадру), тогда как нынешние "новые русские" скорее, наоборот, конформисты, которые просто идут на поводу у нынешней диктатуры бабла. Чтобы быть стилягой нужно было обладать смелостью, у "новых русских" же совсем другие "добродетели".
Как и в любом фильме Тодоровского-мл., в "Стилягах" отлично играют актеры. Вся "старая гвардия" отстрелялась безукоризненно. Прекрасны в эпизодах Ирина Розанова, Сергей Гармаш, Алексей Горбунов и Леонид Ярмольник. Они настолько хороши, что на их фоне даже Олег Янковский выглядит несколько тускловато. Однако, Валерий Петрович традиционно славится открытием новых актерских имен. В этом фильме для меня таким открытием стала Евгения Брик в роли комсомольской активистки Кати. По ходу роли она успевает достоверно и убедительно сыграть и любовь и ненависть, и красавицу и чудовище. Создатели картины с переменным успехом пытаются вплетать в ткань фильма различные аллюзии. Например, главный герой Мэлс (Антона Шагина) временами отдаленно приятно напоминает Костика (Олега Меньшикова) из "Покровских ворот". Попытка внести в фильм шекспировские страсти, на мой взгляд, оборачивается неудачей. Оксана Акиньшина (Польза), бесспорно, красивая девушка, но Джульетту, ради которой главный герой идет на такие, не побоюсь этого слова, подвиги, ей сыграть оказалось, на мой взгляд, не под силу. Из комсомольца Мэлса (мне, кстати, поначалу послышалось звонкое "з" в конце его имени, и я решил, что это аббревиатура - как известно, тогда модно было давать имена-аббревиатуры - Московского Электро-Лампового Завода; на самом же деле, эта оказалась другая, более очевидная аббревиатура: Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин) он во имя любви превращается в стилягу Мэла, бросает на стол свой комсомольский билет, усыновляет чужого ребенка, к тому же еще и негритенка (несомненный привет фильму "Цирк" Г. Александрова)... Да Ромео просто щенок по сравнению с ним, учитывая, что все это происходит в 50-е годы прошлого века в СССР! Конечно, к середине 50-х годов имя Сталина уже выпало не только буквой "с" из имени главного героя фильма, но и из жизни страны, но вся страна узнает об этом только через год из знаменитой речи Хрущева на ХХ съезде КПСС, разоблачающей культ личности Сталина. А пока, насколько я знаю, стиляги в институты и на работу ходили в обычных одеждах, а коки свои начесывали и шмотки заграничные надевали только по вечерам когда выходили на Бродвей (улицу Горького) или когда шли толпой в "Коктейль-бар (Кок)", удивительно почему-то смахивающий в фильме на клуб "16 тонн".
Очень емко и ярко показаны друзья-стиляги: Дрын, ПТУ-шник, не способный выточить элементарной детали на токарном станке, но зато отплясывающий атомным стилем под заокеанский джаз; Боб, неудачливый студент-медик, падающий в обморок при виде трупа в морге, но распознающий пластинки по патологиям на рентгеновских снимках (костях), на который они записаны... Да и сам Фред без отца своего, покрывающего до поры - до времени все "безобразия" своего непутевого сына, не более, чем ноль на палочке, которого на первом же экзамене завалил бы любой профессор МГИМО. Тем не менее, именно он станет третьим атташе при посольстве СССР в США и на его долю выпадет привезти Мэлсу из Америки страшную весть: в Америке нет никаких стиляг. Чем человек свободнее, тем меньше ему надо выделяться при помощи шмоток. Вообще-то, это, конечно, не совсем правда. В Англии как раз в это же время вовсю процветали Teddy Boys, да и в Америке в артистических районах крупных городов всегда было навалом всяких неформалов. Просто, Фред, места знать надо. Да, конечно, они не стиляги, но тоже очень интересные ребята. Какая разница: битники, хиппи, панки, растаманы, кришнаиты, готы, эмо... Все это рок-н-ролл!