October 24th, 2013

свет

1619. Брудна зона.

Что можно увидеть на Чернобыльской АЭС, если ваша разрешенная доза радиации на посещение 0.01 cЗв (сентиЗиверт)?! Да, в общем-то, немало. А насколько, как вы думаете, по времени вам этого может хватить? Ну, это, разумеется, зависит от того, куда вы пойдете и что вы захотите увидеть.

23 сентября нам этого хватило меньше, чем на час.
- Только не стоим на месте. Если я сказал: уходим, никаких споров, все ясно?! - инструктировал нас маленький ушастый (похожий на какого-то смешного КВНщика) черноволосый Руслан Гнатчук в комнате начальника смены 4 блока ЧАЭС.
ЧАЭС программаМы уже переоделись в спецодежду в санпропускнике, который здесь именуют 14.30 (потому, что он рассчитан на 1430 мест), и получив личные накопители, попали в "Брудну зону" (Грязную зону), прошли очень строгого и вечно нервного часового, ну и дошли до саркофага. В первый раз это все, конечно, впечатляет, но для нас это уже вполне привычный рутинный маршрут. Настоящая работа начиналась только сейчас.
Дальше надо двигаться быстро. Мы идем за защитную стену (в прошлый раз ее здесь еще не было), поднимаемся на лифте практически на крышу... Перед нами тот самый "трубный накат", который составляет крышу саркофага (когда сооружали саркофаг хотели эти трубы залить свинцом, но, слава богу, вовремя от этого отказались, успев понять, что конструкция саркофага, если это можно назвать "конструкцией", такого веса просто не выдержит и рухнет) и две вентиляционные трубы: старую - вот-вот начнут разбирать, она слишком высокая и просто не поместится под строящийся конфайнмент; новую (чуть пониже) - специально построили ей на замену: без вентиляции-то нельзя.
- Так тут очень быстро, - кричит Руслан, - эта небольшая лесенка очень грязная.
Сквозь "лепесток" (респиратор) его не очень хорошо слышно. К тому же, здесь очень ветренно, и ветер просто уносит его слова...
После крыши мы идем в темный "машинный зал". Тот самый, который недавно прогремел в новостях, когда там "обвалилась крыша". Вот те самый две отсутствующие панели, по которым сейчас издали можно определить местоположение "машинного зала".
- Это не фотографировать, - говорит Руслан, - Хотя...
Темновато. Пару кадров вверх, вниз... Со вспышкой, без...

брудна зонаРуслан смотрит на часы, потом на счетчик. Все. Нам нужно возвращаться. Как раз хватит на то, чтобы вернуться и выйти из грязной зоны.
Возвращаемся в комнату начальника смены, здесь можно снять промокшие от быстрого дыхания "лепестки". Великий фотограф, разумеется, недоволен: что можно успеть снять, когда даже просто выстроить кадр времени практически нет.
- Да я бы и рад, - говорит Руслан, - но вы же уже выбрали свои дозы.
У Великого Фотографа накопитель уже предупредительно пищит: 0.097. Если через 0.003 он не покинет "грязную зону", у всех будут очень большие неприятности. У меня 0.082, - ну так мне и необязательно было перелезать через ту же "очень грязную лестницу", например.
0.01 cЗв - это стандартная доза, которую дают всем журналистам. Вообще-то, у Великого Фотографа разрешенная доза 0.1 cЗв. Но, сколько он на ней не настаивал, ему отказывались ставить ему в сопроводительное письмо. А люди на станции ничего не могут поделать: раз в письме написано...
Что ж, завтра у нас еще одно посещение станции. Будем звонить и через Москву настаивать, чтобы Великому дали повышенную дозу.
Нет, мне повышенная доза не нужна. У нас с Великим давнишняя договоренность, что я могу не ходить туда, где очень высокая радиация.
- Это всегда только выставляет меня в более выгодном свете, когда я на семинарах рассказываю, что мой ассистент не захотел идти дальше, - с улыбкой говорит Великий Фотограф.
- Дедушка старый, ему все равно, - обычно говорю я, когда меня спрашивают, на кой черт он вообще туда лезет...

Продолжение здесь: http://maxilla-k.livejournal.com/417930.html