maxilla_k (maxilla_k) wrote,
maxilla_k
maxilla_k

Category:

Агония или возрождение?

Прошедший кинофестиваль всколыхнул волну воспоминаний... Сегодня вспоминаем российскую программу XXVI ММКФ:


После прошлогоднего (2003 года) показа Российских программ в Доме Кино в рамках Московского Кинофестиваля, вышел у меня спор - не спор – а скорее, дискуссия с одним достаточно известным и авторитетным кинематографистом (разрешение на опубликование его точки зрения мне сейчас по личным причинам получить проблематично, поэтому имени я его называть не буду). Я, обрадовавшись всей душой появлению трех-четырех значительных фильмов, таких как «Прогулка», «Бедный, бедный Павел», «Возвращение» и «Дом дураков» (порядок произвольный), был склонен усматривать в этом возрождение российского кинематографа. Мой оппонент, человек более пессимистичного склада характера, видел в этом скорее агонию. После просмотра этой же программы в этом году, я вынужден с сожалением констатировать, что я был скорее неправ, чем прав.
Сначала, наверное, нужно объяснить, почему я с упорством достойным гораздо лучшего применения ежегодно предпочитаю отечественный кинематограф «лучшим образцам мирового экрана». Ни для кого не секрет, что по сложившейся в нашем прокате странно-порочной практике хорошую российскую картину в кинотеатре посмотреть на порядок сложнее, чем средней руки иностранную. И значительное увеличение числа кинотеатров в стране, оснащенных системой звука долби-серраунд, о котором с гордостью и блеском в глазах говорил президент XXVI ММКФ Никита Михалков, здесь ни при чем. Хоть в 30, хоть в 650 таких кинотеатрах будут идти американские боевики – “лохбастеры”. Поэтому нашим картинам остается уповать исключительно на показ по ТВ с приблизительно годовой задержкой. С одной стороны, многие фильмы за год теряют актуальность (а есть такие фильмы, которые кроме актуальности, ничего зрителю не демонстрируют), а с другой – при показе по ТВ большинство наших картин (особенно, из российской программы последнего КФ) теряют свою зрительскую аудиторию на первой же рекламной паузе. Среднестатистический зритель, избалованный сверхскоростными по сюжету и стремительными по монтажу американскими фильмами, переключившись во время рекламы, просто забудет вернуться на показ фильма. Его внимание отвелечет множество пустых “мыльных пузырей”, в изобилии предоставляемых нашим ТВ. Поэтому получается, что единственная возможность посмотреть “родное” кино это как раз эта неделя на КФ, в течение которой ежедневно смотришь по три фильма.
В связи с этим, откровенно удивляет сильное усиление организаторами режима прохода на показы в Дом Кино в этом году по сравнению со всеми предыдущими. Я так думаю, если человек хочет смотреть наше кино, надо его всеми способами поощрять в этом, а не устраивать бесполезные столпотворения у входа, пусть и создающие впечатление ажиотажа. На самом деле, на большинстве показов зал полупустой, и можно вполне пускать всех желающих вне зависимости, есть или нет у него пригласительного билета. Ушлые киноманы и так прорвутся, а вот пожилому поколению порой приходится туговато. Все эти проблемы легко решались в предыдущие годы, и нынешнюю неразбериху хочешь – не хочешь приходится связывать со сменой дирекции Дома Кино. Если же кто-то надеется на то, что в последующем наши фильмы смогут собрать хоть какую-то кассу, то они сильно ошибаются, потому что фильмов, представленных на этом фестивале, за которые не жалко было бы отдать свои кровные, наберется от силы два-три.
Это, в первую очередь, новая долгожданная картина Валерия Тодоровского “Мой сводный брат Франкенштейн”. Несмотря на многие ее плюсы, сделана она в жанре “мистического реализма”, который будет вряд ли понятен всем зрителям. В московскую благополучную семью после войны в Чечне попадает новый “член семьи”. Он постоянно видит кругом “духов” и врагов. Картина так и не дает однозначного ответа, является ли брат Павел сумасшедшим или нет. На мой взгляд, он безусловно нормален. Просто война заставила его видеть людей насквозь. И то, что нам в обычной жизни кажется естесственным, для него таит в себе опасность. Попадись такие друзья, как у отца семейства, на войне, а не в мирное время, они конечно бы стали предателями – “духами”. А кто рискнет сказать, что какой-нибудь продавец арбузов и дынь на московском рынке не взрывал вчера наши танки на войне?! Павел там побывал и выжил. Выжил, в отличие от своего лруга Василия, которого время от времени приходит встречать на вокзал, в том числе и благодаря этому своему чутью, которое развила в нем война. Да, у него нет глаза и он похож на Франкенштейна из старого черно-белого фильма. Но, во время издевательского просмотра, устроенного его сводным московским братом, он говорит ключевую фразу фильма: “Он добрый, а его никто не любит”. Это он о Франкенштейне и, конечно же, о себе. Недаром, маленькая сестренка каким-то своим детским чутьем понимает его. Он честно пытается спасти своих московских родственников от “духов”, а не старается заманить их в ловушку на даче. В итоге, милиции приходится убить его. Но в нашей реальной жизни, как часто милиция является нам друзьями? Когда требуют с нас взятку за всякую ерунду или когда не дают нам, слегка расслабившимся после работы или учебы, попасть домой, забирая нас в свои “обезьянники”?! Они такие же “духи”! Прав брат Павел, но он один с ними справиться не в силах, насмотря на то, что “командир подарил ему три обоймы”… “Эх, гранату бы, да, бать?!”
Второй фильм, безусловно заслуживающий добрых слов, уже прошел по московским экранам. Это фильм “72 метра” по произведениям Александра Покровского. Я честно пытался в свое время читать последнего, но, по правде говоря, осилить сухой текст моряка-подводника, не смог. Сценарист Валерий Золотуха и режиссер Владимир Хотиненко смогли превратить текст Покровского в хорошую пронзительную картину о подводной лодке. Не о “Курске”, нет, просто о подводной лодке, о героизме в мирное и не очень мирное время. Картина, например, затрагивает очень болезненную тему раздела Черноморского флота отделившимися друг от друга Россией и Украиной. Очень красиво вплетена в ткань фильма и любовная история. Хороша и оригинальная музыка живого классика – итальянского композитора Энио Морриконе.
Следующий фильм тоже уже прошел в прокате, и, к сожалению, наверняка, собрал больше денег, чем “72 метра”. Это фильм Егора Кончаловского “Антикиллер-2”. Первого Антикиллера я не смотрел принципиально; второй – был вынужден посмотреть в связи с уже упоминавшейся мною выше неразберихой с билетами. Что тут можно сказать?! Наверное, прежде всего, что не все, что заканчивается на ”но” является “важнейшим из искусств”. Я честно не могу понять, почему многочисленные родственники не скажут магистру теории искусств Кембриджского университета правду в лицо и не убедят заняться чем-нибудь другим, а не кинематографом? Картина полна штампами и ничем не оправданными заимствованиями (если не плагиатом), например, из Джеймса Бонда и Терминатора. Сюжет неоправдан никакой мало-мальско логикой, единственно так модной на западе логикой навязчивой рекламы товаров внутри фильма. Причем, товары эти – очень хорошо известные бренды алкоголя и сигарет, не имеющие возможности легально рекламироваться по-другому. При таком подходе, есть деньги на то, чтобы затащить зрителя в кинотеатры проплаченными статьями в прессе и спекуляцией на известной кинематографической фамилии. Вообще, за фильм откровенно стыдно: действие происходит в непонятном городе, где никого никогда нет на улицах, только когда они зачем-то нужны для фильма, отчего создается впечатление, что это не люди, а статисты. Безликих статистов и убивать горами легче, ибо они не вызывают никакого сочувствия. Известные заслуженные актеры, занятые в фильме: И. Бортник, В. Стеклов и другие, выглядят наредкость безлико. Играть им нечего, характеров нет. Есть одни клички, в которых невозможно не запутаться: Гангрена, Метис, Крот. Действие анекдотично. Порой просто смешно (в самом плохом значении этого слова). Я бы ни за что не назвал бы это русским кино, ибо сделано оно по западным лекалам и основывается на худших образцах западной кинематографической традиции.
Вообще, в этом году сильно просматриваются некоторые штампованные тенденции в кино. Связано это вероятно с тем, что наши продюсеры, как всегда, лучше публики знают, что она хочет смотреть, и поэтому пользуются, на их взгляд, проверенными способами. Одним из таких способов является привлечение в фильм звезд шоу-бизнеса. Практика эта, на мой взгляд, порочная, ибо последние не являются актерами, и поэтому требовать от них проникновения в образ и т.д. не приходится. В довольно крепком молодежном фильме “Игры мотыльков” А. Прошкина играет С. Шнуров. Играет, слава богу, не главную роль. Он же написал для фильма песни, которые исполняет молодой актер А. Чадов. Песни хорошие (думаю, саундтрек может стать гораздо успешнее самого фильма) и исполнены достойно. За всем этим не очень видна главная, на мой взгляд, идея фильма, что такие песни, особенно популярные благодаря группе “Ленинград”, толкают тинейджеров на неоправданно безбашенное поведение, в результате которого ломаются судьбы, как у главного героя фильма. Режиссеру-дебютанту фильма “Повелитель эфира” Е. Калининой явно не дают покоя лавры фильма “Асса” С. Соловьева. На экран, вместо “героев вчерашних дней” – рок-музыкантов, она выводит современных властителей дум – радио ди-джеев. Впрочем, и рок-музыканты не забыты: странными заплатками выглядят концертные съемки АукцЫона (какого-то очень древнего года), Галанина с Серьгой и Сукачева с Неприкасаемыми. Видимо, все они призваны заменить одного харизматического “последнего героя” из “Ассы”. Естесственно, им это не удается. Не удается и Алексею Кортневу, который в отличие от других музыкантов играет полноправную роль в фильме. Единственно заслуживают сравнения роли Хоронько (из Хоронько-оркестра) и Пети Мамонова из “Иглы”. В фильме “Рецепт колдуньи” Т. Воронецкой одну из главных ролей играет Наташа Королева. Играет, как и положено поп-диве, ничего не смыслящей в кино, и призванную закрыть собой дыры в амбразуре банально-скучного сценария. Сценарист В. Черных человек в кино заслуженный, но, это его не самая удачная работа.
Другой тенденцией является использование черно-белого материала. И если в фильме Д. Месхиева “Свои” это оправдано тем, что фильм этот посвящен теме Великой Отечественной войны, то в некоторых других катинах это выглядит несколько надуманной псевдоэстетизацией.
Картины “Кожа Саламандры”, “Ангел на обочине” и “Чудная долина” обращают нас к теме русской сказки в том смысле, что главным героям помогают некие непонятно откуда взявшиеся сверхестесственные силы или события. Впрочем, это понятно и из их названий. Мне это кажется чрезмерно наивным и порой как-то безалаберным даже. Вот фильм “Сель”, тоже немного смахивающий на сказку, стоит в этом ряду особняком. Фильм этот хорош для детей старшего школьного возраста. Он убеждает в том, что если ты хороший человек, то и встречаться тебе по жизни будут хорошие люди, и они всегда будут тебе помогать. Дай-то Бог, конечно!
Неплохой фильм “Русское” по ранним произведениям Эдуарда Лимонова. Те, кому этот человек интересен, найдут много ключей к его сегодняшнему образу в его детстве. Интересно, что при названии “Русское” действие происходит в ныне украинском городе Харькове. Вспоминается эпизод из фильма “Сель”, когда главный герой, проезжая на поезде через Харьков, пытается выйти посмотреть на город, который освобождал от фашистов его дед. А его не пускают, и тогда он, потрясая заметкой в газете, где рассказывается про деда, с удивлением говорит: “Так он что, так и не освободил Харьков?!” Да-а, вопрос. В фильме принимает участие и нынешнее поколение выходцев из Харькова, например, гитарист группы 5’NIZZA Сергей Бабкин. Ну и конечно, я очень уважаю Александра Галича и Владимира Машкова. Все неплохо в фильме “Папа”, но почему-то и по теме, и по всему, он сильно перекликается с фильмом Роберто Бениньи “Жизнь прекрасна”, а сравнение между этими двумя фильмами, уж извините, не в пользу “Папы”.
Таким образом получается, что таких значимых картин, как в прошлом году, кинофестиваль не показал. Что ж, прав, получается, был мой оппонент, агония это была в прошлом году, а никакое не возрождение?! Нет, подождите. Все-таки, режиссеры не могут снимать каждый год по фильму. Давайте все ж подождем с выводами до Российской программы на ММКФ в следующем году. Что же касается “лучших образцов мирового экрана”, то практика показывет, что в течение года их легко можно посмотеть в кинотеатрах, причем, уже без особого риска нарваться на фильм очень среднего качества, ибо специалисты, отбирающие фильмы для нашего просмотра, работают очень хорошо.
P.S. Тем не менее, даже сейчас, спустя 4 года, я все равно затрудняюсь ответить на вопрос: агония это или возрождение... С одной стороны, хорошее русское кино снимается, но видят его единицы; с другой, снимаются русские блокбастеры, которые собирают кассу, да только что-то непонятно, что в них собственно русского, и того ли мы ждем от возрожденного российского кино?!
Tags: ММКФ, кино, музыка, мюсли вслух, посты 1 - 300, радио
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments