maxilla_k (maxilla_k) wrote,
maxilla_k
maxilla_k

  • Location:
  • Music:

Девятый вал Алика.

Вы, может быть, наивно полагаете, что я вам буду сейчас про день города Москвы задвигать? Хрена! Дудки! Есть вещи и поважнее, между прочим! Чтоб вы знали, сегодня день рождения Алика Копытова. Не хухры-мухры! 40 лет! В России очень много всего загадочного и необъяснимого. Например, традиция не праздновать и не отмечать 40-летие.
Ну, это может и к лучшему. Потому что если Алик начнет праздновать, то день города на этом фоне может попросту пройти незамеченным. Я же, пожалуй, воспользуюсь случаем и расскажу историю про Алика, которую меня чаще всего просят рассказать. Замечу, что когда я слышу рассказы про то, как кто-то там напился и учудил чего-то (почему-то у нас принято этим хвастаться), я лишь саркастически усмехаюсь про себя: «Знали бы вы Алика!». Вот, где недюжий размах! Вот, где разудалая мощь!

История эта произошла 31 июля 2004 года. Все начиналось обычно. Все начиналось, я бы сказал, буднично. Позвонил мне Алик и предложил пойти на какой-то опен-эйр на Болотной площади, где должны были играть Markscheider Kunst, Billy’s Band, Дети Picasso и много других интересных групп. Это был Miller Fender Fest. Я по-любому собирался там снимать, поэтому, разумеется, согласился.
- Только я прихвачу подружку, - добавил Алик перед тем, как повесить трубку.
Мое «Да ради бога» уже потонуло где-то между короткими гудками в эфире.
Мы встретились на метро Новокузнецкая. Алик был одет в ярко красную майку с гордой надписью СССР. Подружкой оказалась Аля, шапочно знакомая мне по одной из моих прошлых жизней. От Новокузнецкой до Болотной площади надо еще дойти. Поэтому мы решили прикупить пивка на дорожку, - обычная практика того времени. Тогда по всему периметру вокруг метро Новокузнецкая было полно ларьков, торговавших пивом. Меня, конечно, слегка насторожило, что Алик взял две бутылки пива, ведь, очевидно, что со своим пивом на территорию фестиваля, в названии которого присутствует производитель пусть и дрянного, но все-таки пива Miller, нас не пустят. Ну, подумал я, может он решил, как истинный джентельмен, угостить пивом Алю. Ничуть не бывало. Да и Аля, как истинная мусульманка (татарка) пива не пила. Алик тоже татарин, и пиво тоже пьет редко: обычно либо по утрам, либо вместе с чем-нибудь покрепче.
Разумеется, к тому времени, когда мы подошли к металлоискателям, отделявшим просто улицу от территории фестиваля, в руках Алика еще оставалась недопитая наполовину первая бутылка пива. Вторая – лежала у него в рюкзаке. Мы с Алей довольно быстро прошли милицейские кордоны и стали ждать Алика. Тот препирался о чем-то со стражами порядка. В итоге они его, конечно, не пропустили. Ну, подумал я, сейчас он выйдет, допьет или оставит где-нибудь бутылку пива и, вернувшись, снова присоединится к нам. Пока суть да дело, я оставил Алю ждать Алика, а сам отправился в пресс-центр, где благополучно аккредитовался, и вернулся, так сказать, к Але на исходную.
- Чего-то он уже который раз пытается пройти, а они его каждый раз заворачивают, - с ничего не понимающим видом сообщила мне Аля.
Неужели он такой глупый, что до сих пор пиво пытается пронести, - удивился я про себя. Да ладно, фиг с ним. Я забрал Алю и мы пошли посмотрели, послушали, поснимали Animal Jazz, Markscheider Kunst и (еще не сильно к тому времени раскрученный) Billy’s Band. Про концерты рассказывать не буду, не о них сейчас речь.
Часа через два мы вернулись ко входу узнать на предмет, как там успехи у нашего друга, и застали Алика, чахнущего над пластиковым бокалом разливного Miller’а, в фестивальной пивнушке под открытым небом вместе с каким-то чуваком. Чувак, оказался, другом Алика. Дело в том, что у Алика в рюкзаке была хитро (как думал Алик) зашкеренная бутылка водки, которую, конечно же сразу обнаружили менты и которую он всеми правдами и неправдами через разные входы пытался пронести на территорию фестиваля. В итоге этих бесплодных ему пришлось ее запрятать где-то за территорией и пить разливной дрянной Miller. Пил он его не один. Он по телефону приглашал своих разных друзей. Они приходили – уходили, а он так и продолжал сидеть в своей сгорбленной позе и дуть пиво. К тому времени, как мы его обнаружили, он был уже нехило накачан. Концерты под это дело он нещадно похерил. Уже ближе к вечеру Алик попросил приглядеть за его вещами у столика в кафе, а ему-де надо пойти и встретить кого-то. Публика к тому времени толпилась уже у главной сцены в ожидании хедлайнеров (заявленные хедлайнерами иностранные группы, которых я ни до, ни после не слышал, меня, честно сказать, мало интересовали), но никто из них и не догадывался даже, кто станет подлинным хедлайнером того вечера. Прошло полчаса, час. От Алика ни слуху, ни духу. Фестиваль уже закончился, и людей уже стали потихоньку просить покинуть территорию фестиваля. Мы с Алей решили позвонить Алику.
- А я тут с Ксеней у кинотеатра «Ударник», щас придем.
- Алик, стойте на месте, фестиваль закончился, сейчас мы к вам придем.
Ксеня - танцовщица современного танца из Челябинска (откуда родом и сам Алик), с которой он как-то познакомился в поезде, и в которую трогательно, безнадежно и надолго влюбился. По случаю чего в свое время ушел в запой где-то на полгода, писал ей стихи, но читал их не ей почему-то, а мне по телефону в 2 часа ночи. Иногда, кстати, стихи были весьма недурны.
Ксеня оказалась не одна. При ней была ее подруга и мальчик лет 8-10. Алик был сильно тепленький. Видимо, он уже все-таки почал зашкеренную загодя бутылку водки. Понимая, что нужно спасать ситуацию (и что я вообще-то единственный москвич в компании этих «понаехавших»), я предложил показать им Николаевскую церковь, что находится через реку напротив Храма Христа Спасителя во дворе. Она неизменно производит впечатление даже на многих москвичей, которые о ней не знают.
- Ща, я только пивка возьму на дорожку, - шепнул мне Алик.
- Алик, тебе, может, все-таки хватит?
- Мозги cэкэмэ! (Не п#3ди!) Ты какое будешь?
Я тогда пил «Золотую бочку».
Пока я развлекал «гарем Алика», он метнулся в супермеркет и купил (широкая Алик душа все-таки, - этого у него не отнять) шесть (!!!) бутылок крепкой (!!!) «Золотой бочки». При этом замечу, что дамы не пили, а в меня уже практически не лезло.
Мы отправились вниз к набережной Москвы-реки, по пути обходя припаркованные у казино «Ударник» прямо на тротуаре Мерседесы. Проходя мимо одного из них, Алик как бы походя свернул у него с бампера мерседесовскую эмблему. Я от такого чуть не охренел на месте!
- Ты чего?! Нас же сейчас всех из-за твоей глупости постреляют нахер! На кой она тебе сдалась вообще?!
- Не знаю. Подарю кому-нибудь, - невозмутимо ответил Алик.
Ладно, проехали. Вроде все живы, выстрелов не слышно. И мы уже вышли на тихую набережную, обогнули «театр Эстрады» и… По закону подлости именно к нашему приходу служительница закрыла ворота к храму. Увы, пришлось возвращаться ни с чем. И тут ни с того, ни с сего Алик (без предупреждения и объявления войны) решил взять инициативу в свои руки. Решил, видимо, произвести впечатление на свою пассию. А это он умеет!
Напоминаю, мы находимся на набережной Москвы реки фактически напротив Кремля. Алик со словами «Фигня!» стремительно раздевается ДОГОЛА и ныряет в Москву-реку. Все, оставшиеся на берегу, усердно изображают немую сцену из комедии Гоголя «Ревизор». Первым прихожу в себя я и пытаюсь объяснить, что москвичи здесь вообще-то не купаются, что они вообще в Москве-реке практически не купаются, что она грязная… И тут я вижу следующую картину. С обеих сторон приближаются прогулочные «Ракеты», никаких осветительных приборов на них нет (зачем?! какому идиоту придет в голову купаться здесь (!!!) в такое время (!!!)), и Алик, гордо баттерфляем хуярящий (самое точное слово) вперед. Честно, я не просто испугался, я отвернулся, чтобы всего этого не видеть.
Однако же, опять же вопреки логики и по русской народной традиции, пьяным везет. Повезло и Алику. Как, - не знаю, я смотрел в другую сторону. Алик выбрался на берег, оделся на мокрое тело. Кстати, не сказать, чтобы на улице было тепло…
Посчитав, что гостям столицы, пожалуй, на сегодня хватит впечатлений, мы, слава богу, посадили в такси Ксеню с подругой и мальчиком (который, думаю, надолго запомнит эту прогулку) целыми и невредимыми, и отправили их домой.
Кстати, если кто-нибудь думает, что повествование подходит к концу, - обломитесь! Это только присказка, сказка впереди!
Через Большой Каменный мост мы отправились к станции метро Библиотека им. Ленина. По дороге Алик с кем-то знакомился, у кого-то чего-то спрашивал… Поскольку Алику с Алей было на метро ехать в одном направлении, я попытался ее убедить не пытаться вытаскивать Алика из всяких идиотских ситуаций, в которые он обязательно еще будет попадать, а ехать домой. Ибо она его вряд ли спасет, а вот он как ураган-твистер непременно затянет ее в какую-нибудь неприятность. Проверено электроникой. Однако, Аля, как истинная декабристка, похоже, желала хлебнуть «русской горькой женской участи» по полной.
Долго ли коротко, добрались мы до метро. Тут Алика пробило на гражданскую позицию, точнее, на публичную ее декларацию.
- Ненавижу негров! Пиздец, сука! – орал он истошным голосом на вестибюль станции.
Вообще-то Алик не ксенофоб; просто, видимо, в этот момент водка вступила в его мозгу в какую-то неправильную реакцию с пивом…
Подошел поезд. Открылись двери. И вот вам, пожалуйста, вы не поверите, прямо напротив дверей сидит негр. Причем, явно не наш, иссиня черный такой, улыбается. Твою мать, - думаю, - очень вовремя.
А у Алика есть такая традиция. Всегда, когда он пьяным заходит в поезд метро, он начинает первым делом отжиматься от пола. Решил он не изменять традиции и на этот раз. Разумеется, такое необычное зрелище не могло оставить равнодушным нашего иностранного чернокожего гостя и он начал снимать это все на камеру мобильного телефона, громко при этом смеясь… Чем закончилось дело, я не знаю, ибо мне надо было переходить на другую ветку на следующей станции, но каким-то образом все обошлось без крови, эксцессов и международных скандалов.
Дальнейшее я знаю со слов других людей, однако, не сомневайтесь, все это абсолютно достоверно, ибо есть тому много косвенных подтверждений.
Алик жил в Перово, а Аля - в Новогиреево. Итак, Алик поехал провожать Алю до дома. Да-да, именно так, а не наоборот. У Алика, разумеется, были далеко идущие планы трахнуть Алю. У Али же планы были явно другими. Но когда это останавливало нашего героя?!
Так или иначе, с первой попытки проникнуть в дом к Але Алику не удалось. Но у Алика было в запасе секретное оружие, - серенады. Именно серенады он стал распевать под окнами возлюбленной где-то в час ночи у одной из многоэтажек в районе метро Новогиреево. Голос у Алика, надо сказать, может убедить любую женщину пустить его скорее в дом, чтобы никто этого больше не слышал (ей богу, лучше отдаться, чем терпеть такое; я бы сам ему отдался лишь бы он не пел)… Но тут, как потом выяснилось вышла промашка, - окна Али выходили на другую сторону. Поэтому получасовой, как минимум, ночной концерт остался без ответа. Хорошо (и одновременно удивительно), что хоть люлей никто не навалял.
Оставшись без секса, наш Дон Жуан до кучи еще и опоздал на последний поезд метро. Для любого другого человека пройти одну остановку метро это просто ерунда. Но если за дело берется Алик, приключений даже на таком коротком отрезке пути не избежать. Для начала, то ли он сильно перенапрягся при исполнении серенад, то ли природа попросту взяла свое, Алику срочно захотелось (экскьюз май френч) срать. И он, не долго думая, спустился в подвал одного из домов, где и присел себе на корточки. Дальше в действие подло вступают алкоголь и усталость, а может и кто-то более прагматичный и телесный. Этого мы никогда не узнаем. По словам Алика, тут его «вырубило».
Когда он спустя какое-то время пришел в себя, то оказалось, что он идет по шоссе Энтузиастов в одной красной майке с гордой надписью СССР на груди… А больше на нем ничего нет: ни штанов, ни трусов, ни денег, ни мобильника, ни часов, ни документов… ТОЛЬКО красная майка с надписью СССР, слегка, несмотря на довольно объемных размеров пузо, прикрывающая внезапно вырвавшееся на свободу причинное место Алика. В таком виде Алик просил у немногочисленных прохожих телефон позвонить. Кому он собирался звонить, бог его знает; гораздо интереснее было бы опросить прохожих о том, что они чувствовали, когда к ним подходил такой вот Алик (кто не знает, самым простым способом описать Алика будет такой литературный эпитет, как «человек-гора»). Поскольку часов у Алика уже не было, в дальнейшем нам придется приблизительно судить о времени. Уже начинало светать, когда Алик дошел до своего дома. Но тут, - о, засада! – домой не попасть, ключей-то нет. Квартиру Алик тогда снимал, но и этого доказать не представлялось возможным, - документов-то нет. Да и вид его, надо сказать, не оставлял особой уверенности в завтрашнем дне.
К тому же на дворе воскресенье: никого нигде нет, никто не работает. Другой бы растерялся. Другой, но только не Алик! Алик пошел на близлежащую стройку, и уж не знаю, какими посылами и уговорами (вероятно, не обошлось без таджикского языка, которым Алик довольно неплохо владеет еще со времен Афганской войны) убедил крановщика поднять его краном на балкон снимаемой им квартиры. Опытным путем выяснилось, что из люльки этого крана напрямую на балкон попасть нельзя. Пришлось искать доску, по которой где-то в районе часа дня Алик перебрался на свой балкон. Во дворе в это время молодые мамы выгуливали своих чад. Представьте, какой вид снизу при этом открывался пред их благочинные взоры. Однако, что касается видов… Насколько я представляю, с балкона в квартиру Алик залезал через форточку, да? По бесшабашному детству знаю, в форточку можно залезть только головой вперед. Вот, где был вид, так вид!

Поздравляя Алика с 40-летием, хочу в первую голову пожелать ему, чтобы везение его не оставляло. Именно везение, на мой взгляд, ему нужнее всего! Потому что, вот, как хотите, а Алик из тех людей, с кем уж точно никогда не скучно. Иногда, правда, слишком нескучно… В рассказанной мною истории вообще нет ни преувеличений, ни художественного вымысла. Одна правда. Хотел сказать, голая правда. Нет, я, конечно, раскрасил ее эпитетами и деепричастными оборотами, но они ни в коей мере НЕ искажают сути.
Tags: Алик, в кругу друзей, концерты, майка-алкоголичка, музыка, неформат, переводчики, пивной животик, посты 301 - 600
Subscribe

  • 3642. А ты не летчик...

    Очень странно, но давно я не был в театре кукол Карабаса Барабаса Школа Современной пьесы. Они уже и переехали очередной раз... Нет, конечно,…

  • 3639. Солдатики.

    Стихийно сложившаяся композиция. Обожаю такие вещи. Вот стоят у тебя на столе перед носом какие-то предметы. Давно стоят. Очень давно. А потом…

  • 3637. Мост со зрителями.

    Public talk в театре МОСТ с создателями спектакля " Русская народная почта". Участники: режиссер Георгий Долмазян, исполнитель главной роли Сергей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • 3642. А ты не летчик...

    Очень странно, но давно я не был в театре кукол Карабаса Барабаса Школа Современной пьесы. Они уже и переехали очередной раз... Нет, конечно,…

  • 3639. Солдатики.

    Стихийно сложившаяся композиция. Обожаю такие вещи. Вот стоят у тебя на столе перед носом какие-то предметы. Давно стоят. Очень давно. А потом…

  • 3637. Мост со зрителями.

    Public talk в театре МОСТ с создателями спектакля " Русская народная почта". Участники: режиссер Георгий Долмазян, исполнитель главной роли Сергей…